fraktalovna

Как я чуть было не стала работником бюджетной сферы

Финал холодных и бурных 90ых. У меня в кармане свежий школьный аттестат и корочки "Оператора ЭВМ" и поиски работы через знакомых и газеты. Уже не помню каким путем, но занесло меня работать в бухгалтерию. Бухгалтерия была от медицинского института, и находилась в анатомичке. Причем все это располагалось в самом центре города, в бывшем-будущем православном соборе. Весь отдел - это десяток-другой клонов женского пола, никем не воспетый архетип тетки-бухгалтерши, обладающих весом и голосом как у буйвола в прериях. Все это было собрано в один кабинет и издавало непрерывные громкие звуки непонятного мне смысла. Среди буйства золотых украшений и пергидрольных причесок моя черная футболка "Металлика" с мужского плеча (как сейчас говорят "оверсайз") смотрелась совершенно неуместно.

Я приходила туда спросонок, на голове гнездо, в голове шум после бурной жизни сибирского панк-рока... Меня весь этот буйволинный серпентарий не трогал, ибо я имела доступ к магическому артефакту под названием ЭВМ. На него, и на меня косились с опаской, и старались лишний раз не трогать. В отделе имелся и начальник - импозантный престарелый мужчина лет 35, на Иномарке. Время от времени я выбиралась из отдела отдохнуть и пройтись - по пустым, облезлым, насквозь пропахшим формалином сводчатым коридорам собора-анатомички. Содержимое анатомички недавно переехало в новое здание, и внутри собора происходили совершенно непонятные мне, незаметные глазу, но пугающе-притягательные процессы. Не удивлюсь, если бы на месте алтаря вдруг обнаружился забытый труп бомжа в неизменном формалиновом облачении... Все эти приятные минуты отдыха прерывались необходимостью возвращаться в отдел. Испытательный срок подходил к концу, а отдел собирался переезжать в новый корпус, суматоха творилась запредельная.

Однажды ко мне подошел Начальник-на-Иномарке, вроде бы не обращавший раньше на меня внимание... Он только иногда угощал меня модными сигаретами с фильтром. Мы вышли в темный коридор, толстые стены глушили шум бухгалтерии... Мужчина заговорил, глядя куда-то вдаль, может быть на призраков формалиновых бомжей... Я даже не сразу поняла, о чем речь. Он сказал, что хочет подарить мне платье. И достал его из портфеля. Я затрудняюсь описать это шитое турецким золотом нечто, и не знаю, как это переводится с языка теток-бухгалтерш на человеческий. То ли это было лестное предложение, то ли грубый стеб. Без словаря было непонятно. Лично мне в жизни не выпить столько, чтобы надеть ЭТО на себя и показаться живым людям. Глазами начальник показывал, что платье, и прилагавшиеся к нему поездки в Иномарке - очень хорошее, лестное и годное предложение, и надо быть дурой, чтобы отказаться. Я предпочла остаться дурой. На следующий день на моем рабочем месте сидела милая, доверчивая девушка, в пушистом ангорском свитере и с пушистыми ресницами. А мне сказали, что я не прошла испытательный срок...

...С той поры я даже не пыталась работать в бюджетных организациях...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic